4 июня 2016 года исполняется 100 лет со дня рождения Киры Константиновны Парамоновой

Paramonova.jpg

4 июня 2016 года исполняется

100 лет со дня рождения

Киры Константиновны ПАРАМОНОВОЙ

(1916 –2005 гг.)

Спасибо, Кира Константиновна!


Воспоминания Т. Дубровиной, доцента кафедры драматургии кино.

Я вспоминаю свои студенческие годы и учебу в аспирантуре. Всплывает в памяти круглый стол, накрытый зеленым сукном, который стоял в центре нашей кафедры кинодраматургии. И во главе этого стола… нет, нельзя же быть во главе круглого стола! И, правда, заседания кафедры казались мне похожими на собрания рыцарей короля Артура, где все были на равных. Здесь собирались истинные рыцари кино: Вайсфельд и Фигуровский, Каплер, Маневич, Габрилович. А возглавляла тогда кафедру Кира Константиновна Парамонова, мой мастер, а потом и научный руководитель.

Именно при ней кафедрой были изданы такие важные для будущих сценаристов большие коллективные труды «От замысла к фильму» и «Мастерство кинодраматурга». Из ее мастерской вышли такие кинематографисты, как Валентин Черных, Аркадий Инин, Одельша Агишев, Сергей Бодров (старший), Ирина Васильева, Марина Вишневецкая, Александр Козловский, Елена Ласкарева, Шапи Казиев, Валерий Тодоровский, Рената Литвинова, Роман Качанов, Аркадий Высоцкий, Дмитрий Воронков, Анастасия Горюнова и многие, многие другие,

Вот сухая биографическая справка. К.К.Парамонова – заслуженный деятель искусств РСФСР, профессор ВГИК (преподавала с 1958 года), доктор искусствоведения, киновед и историк. Самый крупный специалист в стране (а возможно, и в мире) по детскому кино. В кинематографе с 1942 г., была главным редактором Комитета по делам кинематографии СССР (Госкино), впоследствии вошла в руководство, а потом и возглавила Международный центр кино для детей и молодежи при ЮНЕСКО («СИФЕЖ»), являлась Почетным членом CIFEJ. Во многом, благодаря Кире Константиновне, в странах, входящих в этот международный союз развивалось детское кино.

 Ее статьи печатались в научных сборниках, в журналах «Искусство кино», «Советский экран», в газетах «Советская культура», «Советское кино» и др. Около 200 научных работ по истории искусства и кинематографа, различным проблемам культуры. Она один из авторов четырехтомной «Истории советского кино». Но, конечно, основная ее тема, главная страсть ее жизни – кино для детей и подростков. До сих пор в библиотеке ВГИКа востребованы ее книги «В зрительном зале – дети», «Рождение фильма для детей», «Образ-характер – роль в фильме для детей», «Кино – детям», «Фильм для детей, его специфика и воспитательные функции», «Фильм и дети», «Магия экрана. Размышление о киноискусстве для малышей».

В 2005, в последний год ее жизни вышла последняя книга «Необыкновенные годы. Страницы истории детского кино». А Кире Константиновне было тогда 89 лет!

В послесловии своей книги Кира Константиновна пишет: «Наш большой пестрый коллектив был в то же время единым и преданным общему делу. Всех помню, люблю, всем желаю радости от творческих успехов! А они, эти радости, должны быть, потому, что кино для детей обязательно воспрянет от спячки. Его обязательно разбудят дети, которые не смогут, не должны жить без искусства. И если почувствуете в себе силы – создавайте фильмы для детей. Ведь они – будущее. А все ли сейчас спокойно в мире детей? Не сделан ли нами шаг назад? Хотя бы в мире кино? Задумайтесь!»

Но вспоминаются больше не строчки из книг, а личное. Как, например, каждый год 4 июня, в ее день рождения, у нее дома собиралась «сквозная мастерская Киры», от седовласых выпускников до совсем юных студентов; годы были непростые, и для многих это было единственной возможностью наесться досыта. И как на 60-летие мы с однокурсниками подготовили ей подарок: гнездышко с яичками и двумя вылупившимися живыми цыплятами (нас в мастерской было двое, кто уже запустился с фильмом). Цыплята эти потом выросли в двух огромных петухов, которые повсюду следовали за ней по квартире, а бедная Кира Константиновна потом всю жизнь не могла есть курицу.

Так случилось, что у Киры Константиновны не было своих детей, и мы ей их заменяли. Она нас любила, очень любила, хотя и не все это понимали. Да, могла быть резкой, кого-то задеть, и у иных надолго оставались обиды. Зато могла, например, прикинуться простодушной – и тогда ей удавалось принять во ВГИК ребят, чьи родители считались диссидентами, и потому их не брали в другие вузы: она упорно делала вид, что не понимает намеков, а прямым текстом озвучить негласные директивы никто не осмеливался.

Что касается лично меня – то ничего кроме тепла и благодарности к моему мастеру я не испытываю. Возможно, именно под влиянием Киры Константиновны я стала педагогом. И это, по-моему, счастливая судьба.


Опубликовано: 31.05.2016

Настройка отображения версии для слабовидящих
Цветовая схема:
Размер шрифта: A A A